Superes praestigiam exteri ut veritatem invenias. Peregrineris. Quam longissime peregrinaris, tam minime scies...Ubi finem viae inveneris, intelleges non prodivisse.
[Преодолей иллюзию внешнего мира, чтобы найти истину. Путешествуй. Чем больше путешествуешь, тем меньше знаешь..в конце пути ты поймешь, что не сдвинулся с места.]
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:12 

Предисловие

На самом деле, подготовка к написанию "Канатоходца" заняла довольно много времени. Раздумывание, обдумывание, расстановка и перестановка - все это можно крутить и вертеть в голове сколько угодно раз, но надо же когда-нибудь приступать и к практике. В общем-то, этой цели как раз и послужит этот дневник. Почему такая серьезная подготовка - я сам не в курсе, это же просто текст, хотя и планируется он как самая длинная моя вещь, да и гениальным писателем себя я не считаю. Эпиграф к рассказу - эпиграф к дневнику.
И да, еще. Несмотря на название, имеющее прямое отношение к цирку, повесть, а это будет именно повесть - к цирку имеет весьма далекое отношение. Она скорей о балансе. Хотя, пожалуй, именно с цирка мы и начнем.

@музыка: Canticum

15:13 

1.1

1.

Оголенные кроны деревьев трещинами отпечатались на небе, пронзительно белом. Боли не было, но все тело было похоже на мыльный пузырь, словно пустое изнутри, словно забыло, для чего оно служит. Зябкий ветер носился между ветвями, раскачивал их, стряхивал на мое лицо тяжелые капли: недавно прошел дождь. Подо мной расстилался влажный ковер прелых листьев, но это не беспокоило, а было даже почему-то приятно. Уже не помню, когда в последний раз приходилось лежать вот так, глядя в небо, осознавая что идти некуда и не к кому, не к чему. Ощущение свободы вскользь коснулось меня, пролетая мимо. Одиночество – неизбежная цена такой свободы.
Попытка пошевелиться не дала результата. Обмякшее тело отказывалось подчиняться хозяину. Страха тоже не было. Был странный покой. Спустя какое-то время я понял, что лежу головой у подножия гигантского муравейника. Рядом со мной, вокруг, даже на моем теле кипела жизнь. Крупные, с виноградину, темно-красные муравьи бегали по мне, раздраженные незваным гостем, но не кусали – все живые твари хорошо чувствуют смерть. Лишь одни люди слепы, не в силах разглядеть мертвеца за привлекательной оболочкой. Люди видят глазами. Звери – при помощи целого сонма чувств.

читать дальше

17:42 

Свет факелов в лесной тьме таинственным образом не распространяется, освещает только маленький кусочек пространства вокруг себя. Будто тоже боится заблудиться, старается держаться ближе к огню. Девочка Илька с жидкими волосенками цвета льна и пронзительно-черными глазами сидела на ступеньках кибитки, напряженно всматриваясь во мрак, прислушиваясь к ночным звукам. Все артисты спали, утомленные дорогой, спали и цирковые звери, а Ильке в эту ночь не спалось. Она знала, что будет потом клевать носом весь день, но кто-то же должен охранять караван, пока все спят. Слишком много злых людей теперь вокруг. Их уже один раз пытались поджечь, а однажды незнакомец взял Ильку за руку и хотел увести, но она закричала, и силач Амир схватил того дядьку сзади и сломал ему шею. Конечно, зверям редко приходится лакомиться свежим мясом, но после этого им срочно пришлось уезжать из города, где большое жадное до зрелищ население сулило хороший заработок. Люди с удовольствием ходят на представление, но почему-то недоверчивы к циркачам и, случись что, подозревают именно циркачей. Почти как цыган.
читать дальше

02:29 

1.3

Костюм воздушного гимнаста Нико на пришельца сел как влитой. У него были широкие плечи и сильные ноги, но все же он не казался крупным. Он не был похож на гору мускулов, как Марик или, тем более, Амир, но в нем дремала какая-то скрытая мощь. Быть может, именно это и почувствовал зверь.
читать дальше

17:34 

1.4

Едва открыв глаза в темноте, Велла не смогла понять, где находится. Иногда в кошмарах ее преследовали четыре всадника на призрачных размытых конях, и она знала, что вот-вот должна проснуться. В такие ночи при пробуждении ее охватывал внезапный ужас, и она лежала на спине, словно висела в каком-то темном безвоздушном пространстве, не в силах ни шевельнуться, ни вскрикнуть, ни даже вздохнуть. А потом с облегчением смотрела на зарождающуюся зарю в окне кибитки, утирая с лица холодную испарину. Наконец-то все кончилось…
Ночь выдалась холодной, не спасли и шерстяные одеяла, на негнущихся ногах дрессировщица спустилась по лестнице кибитки, прыгнула на влажную от утренней росы траву, кутая голые плечи в шаль и тихо проклиная погоду прошла к центру лагеря, где наткнулась на чужеземца, того, который назвался Элофом, заходил безбоязненно в клетку к химере и выходил из нее невредимым. Парень сидел у разведенного костра – заботой меньше, - жевал травику и казался совершенно довольным, хотя по цвету лица об этом сложно было судить. Рыжая уселась напротив, чувствуя, как тепло разливается по конечностям от самых кончиков пальцев.
читать дальше

08:53 

1.5

Яма лолучилась глубокой, гораздо глубже, чем следовало. Вокруг было ни души, а когда нес через лагерь обернутое шторой маленькое тело - старательно отводили глаза. Выбрал место под деревом и долго копал, с остервенением, ломая толстые корни, сипя сквозь сжатые зубы. Теперь же он сидел рядом с насыпью свежей земли, обессиленный, грязные руки дрожали, и он все никак не мог унять эту дрожь. Казалось, еще один кусок вырвало с мясом, оставив внутри пустоту. Будто этого мало.
читать дальше

23:22 

1.6

Этим вечером был удивительно красивый закат. Небо, золотисто-оранжевое, постепенно остывало и у самого горизонта переходило в темно-бордовый. На фоне заката рисовались острые шпили городских зданий.

Канатоходец

главная